www.Kaponir.spb.ru
  ОБОРОНИТЕЛЬНОЕ ЗОДЧЕСТВО

ОБОРОНИТЕЛЬНОЕ ЗОДЧЕСТВО - ГЛАВНАЯ
Библиотека

Полковник К. Ефремов

Полевые фортификационные сооружения в Великой Отечественной войне
(Устройство и применение закрытий)


«Военно-Инженерный журнал» № 10–11, 1946 г.

В начале Отечественной войны устройство закрытий на полевой укрепленной позиции обусловливалось требованиями, которые вытекали из опыта первой мировой войны.

Фортификационные закрытия должны были отвечать в первую очередь основному требованию – сопротивляться во время предварительной подготовки разрушению мощным артиллерийским огнем и бомбардировкой с воздуха и тем обеспечивать сохранение огневой системы обороны как основного средства отражения наступающего.

Огневые средства имели ограниченный сектор огня. Считалось, что взаимная поддержка сооружений огнем по фронту и из глубины делала невозможным просачивание противника через промежутки между ними в глубину укрепленной позиции, а также окружение и захват этих сооружений. Надо сказать, что при этом не был учтен опыт успешного применения штурмовых групп и их просачивания в глубину укрепленной позиции во время наступлений 1918 г. При применении фланкирующих сооружений очень часто считалось возможным обходиться без прямого прикрытия собственными огневыми средствами с фронта и довольствоваться прикрытием косоприцельным и фланговым огнем из соседних сооружений.

Маскировке полевых фортификационных сооружений придавалось большое значение в теории. На практике же считалось допустимым, даже на переднем крае укрепленной позиции, располагать тяжелые фланкирующие огневые сооружения с резко выделяющимися над поверхностью земли высокими покрытиями и фронтальные сооружения с громадными амбразурами.

Большая трудоемкость, необходимость в привозном материале и сложном внутреннем оборудовании для тяжелых типов полевых фортификационных сооружений не считались препятствием к возведению их на полевой укрепленной позиции. Полагали, что время, силы и средства будут иметься в распоряжении обороняющегося в достаточном количестве, так же как они имелись и во время первой мировой войны.

Как изменилось все это в течение войны?

Боевая обстановка, сложившаяся в начале Великой Отечественной войны, резко отличалась от обстановки конца этой войны, что, несомненно, внесло существенные изменения в требования, предъявлявшиеся к полевым фортификационным закрытиям.

Наряду с тем, что артиллерийской подготовке при атаке укрепленной позиции отводилась второстепенная роль в германской армии, резко возросли роль и значение артиллерии и танков сопровождения пехоты, особенно штурмовых групп. Артиллерия сопровождения и танки вели преимущественно настильный огонь прямой наводкой по амбразурам огневых сооружений, наблюдательным щелям, входам в сооружения и тем непрерывно содействовали штурмовым подразделениям в окружении и быстром захвате сооружений укрепленной позиции. Артиллерийская подготовка в первую мировую войну была менее эффективна. Поскольку она велась с больших дистанций, с закрытых позиций и в самый решительный момент – во время атаки – прекращалась.

Новый метод овладения сооружениями не только снизил значение мощных покрытий сооружений, но и вызвал необходимость увеличения сопротивляемости вертикальных стен, большего обеспечения амбразур и уменьшения их размеров (хотя увеличение толщины вертикальных стен приводило к увеличению внешних размеров амбразур). Разрешение этих задач осложнилось в связи с широким применением наступающим бронебойных, бетонобойных, подкалиберных, реактивных и кумулятивных снарядов.

Огневые сооружения, способные сопротивляться даже мощной и продолжительной артиллерийской подготовке, не могли, однако, длительно сопротивляться атаке штурмовых групп противника, ибо каждое из них было беззащитно против нападения противника с любой стороны, лежащей вне узкого сектора обстрела его огневых средств (этот сектор обстрела являлся в большинстве случаев также сектором наблюдения из сооружения). Находящийся в сооружении гарнизон не мог своевременно обнаружить обходящего противника, применить свое оружие для борьбы с ним и оказывался в таком сооружении, как в ловушке. Расчет на то, что каждое такое сооружение будет поддержано огнем своих соседей, не оправдался, ибо ночью без применения прожекторов эта поддержка оказалась невозможной, а днем она была недостижима, потому что и соседние сооружения блокировались противником, их амбразуры ослеплялись дымами, загораживались танками, закладывались мешками с землей и пр. Поэтому с самого начала войны возникла тенденция к увеличению секторов обстрела и наблюдения огневого сооружения, которые стремились доводить до круговых. Ввиду трудности достижения таких секторов стали более широко применяться открытые сооружения, позволяющие легче разрешить эту задачу путем устройства запасных позиций, размещенных поблизости от основного сооружения и связанных с ним ходами сообщения.

Отсюда возникло новое понимание огневой позиции, которая стала представляться комплексом, состоящим из основных, запасных и дополнительных гнезд, площадок или ячеек для оружия, одного–двух НП, ходов сообщения и убежищ для бойцов и материальной части. Все в целом должно было обеспечивать возможность ведения огня в секторе, приближающемся к круговому или даже в круговом.

Стрелковая цепь, как боевой порядок стрелкового отделения и стрелкового взвода, предопределила появление на укрепленной, позиции траншеи. Траншея явилась сплошной огневой позицией, в наиболее полной мере отвечающей условиям ведения огня стрелковой цепью. Непрерывность траншеи позволяла вести стрельбу всему составу отделения и взвода поверх бруствера траншеи на всем ее протяжении. Если в целях достижения большей скрытности маневра по фронту траншее придавалась глубина больше грудной высоты, то в передней крутости устраивались врезки или делались выносные ячейки для всех видов оружия, притом в количестве, позволявшем считать огневую позицию непрерывной.

Траншея позволила улучшить маскировку огневых средств. Поскольку врезки и выносные ячейки распределялись по всей длине траншеи и часть их не занималась огневыми средствами, затруднялось определение местоположения огневых средств. В целях лучшей маскировки в траншее к концу войны исчезли бойницы, в отдельных случаях стали применяться безбрустверные траншеи.

Круговая оборона, труднодостижимая в траншее, сравнительно легко достигалась даже для мелких подразделений при приспособлении к обороне отходящих от траншей ходов сообщения.

Применение огня с коротких дистанций, улучшившееся при этом наблюдение и сильно возросшая точность стрельбы не только повысили значение маскировки, но и усложнили ее задачи.

Еще в первую мировую войну маскировка проводилась, если можно так выразиться, в крупном плане: при ведении артиллерийской подготовки артиллерийские наблюдатели дальше исходной траншеи наступающего выдвинуться не могли, что при несовершенствах воздушного наблюдения упрощало задачи маскировки сооружений укрепленной позиции, особенно сооружений, располагавшихся в ее глубине, и не заставляло обращать особого внимания на ее детали. Кроме того, раздельность по времени проведения артиллерийской подготовки и наступления пехоты позволяла, например, маскировать амбразуры огневых сооружений только от артиллерийских наблюдателей, притом на время артиллерийской подготовки, и мириться с их демаскировкой во время стрельбы из сооружений, так как в момент, когда начинала наступать пехота противника, артиллерийский огневой вал переносился в глубину, а наступающая пехота, почти не имела средств борьбы с огневыми сооружениями обороны.

В Великую Отечественную войну картина резко изменилась: огонь прямой наводкой орудий сопровождения велся с коротких дистанций одинаково как против огневых сооружений, расположенных на переднем крае, так и против сооружений, расположенных в глубине. При этом уже не было разделения по времени, как это имело место в первой мировой войне, между артиллерийской подготовкой и штурмом пехоты, а штурм непрерывно поддерживался артогнем, т. е. маскировка амбразур нужна была в большей степени во время ведения огня из сооружения, нежели до него.

Вследствие именно этого обстоятельства возникла необходимость перед траншеями ставить сплошные маски–заборы, позволявшие вести огонь через них; это же заставляло снижать высоту сооружений до минимума и в конце концов привело к безбрустверным окопам и сооружениям.

Важностью маскировки огневых сооружений именно во время ведения из них огня объясняется в значительной мере ограниченное применение во время Отечественной войны скрывающихся огневых точек. В момент открытия огня эти точки демаскировали, огневые средства своими обычно поднимающимися кверху покрытиями и привлекали на себя огонь артиллерии сопровождения противника.

Те сооружения, которые рекомендовались до Отечественной войны, стало невозможно возводить на укрепленной позиции, ибо при маневрен ном характере войны на это не было ни времени, ни сил, ни средств. Но самое главное – это стало ненужным, так как противник не стремился разрушать сооружения в процессе артиллерийской подготовки. Сооружения брались после их окружения штурмом, т. е. мощные покрытия не придавали большей силы сопротивления и упорства обороны гарнизонам этих сооружений. С другой стороны, затрата больших сил и средств на возведение вообще мощных сооружений при кратковременности борьбы на укрепленных позициях, при общей скоротечности действий маневренной войны оказывалась попросту нецелесообразной.

Именно поэтому тяжелые фортификационные сооружения в течение всей войны почти не появлялись на укрепленной войсковой позиции. Очень быстро исчезли они и с тыловых рубежей и к концу войны были заменены различными врезками в траншеях, лучше отвечавшими новым условиям ведения боя.

Рассмотрим более детально отдельные виды сооружений, которые нашли широкое применение в ходе Отечественной войны.

Огневые сооружения. Громоздкие типы огневых сооружений, возводившихся в начале войны на тыловых оборонительных рубежах, уже в октябре–ноябре 1941 г. стали заменяться в самой широкой мере железобетонными колпаками, позволявшими достигать лучшей маскировки, хотя и их скрытность была трудно осуществима. Эти колпаки разрешили вопрос быстрого устройства огневых сооружений, так как они заготавливались в централизованном порядке в тылу, имели сравнительно небольшой вес и на автомашинах быстро развозились на места, где для них заранее подготавливались соответствующие основания.

Эти свойства колпаков обеспечили им в 1942–1943 гг. широкое применение при возведении тыловых оборонительных рубежей.

Благодаря хорошим маскировочным свойствам большое распространение получили закрытия из брони, которые применялись в виде специальных сварных или клепаных бронеколпаков, корпусов снятых с вооружения танков в целом виде или предварительно разрезанных на отдельные части в виде отдельных плит, служащих для образования закрытия или лицевых стен огневых сооружений.

В 1942–1943 гг. у немцев появился небезызвестный «краб» – передвижное броневое пулеметное закрытие. Помимо своих хороших маскирующих средств, «крабы» отвечали новым требованиям войны: при общей подвижности действий они могли быть быстро отбуксированы с одной позиции на другую и быстро же на ней установлены.

В целях закрепления на захватываемой у противника территории на Западном и Ленинградское фронтах стали применяться так называемые «ползунки» – листы согнутого котельного железа, на которых размещались стрелки, иногда с пулеметом, буксируемые на место тягачом или танком.

На Ленинградском фронте впервые стали применяться танковые башни с выходящих из строя своих и трофейных танков.

Потребность в закрытиях, требующих минимального количества лесоматериалов, вызвала к жизни землебитные сооружения, которые хорошо сопротивлялись пулям, осколкам снарядов и минам малых калибров и удовлетворительно защищали от раздавливания легкими танками. В таком виде они использовались и на войсковых позициях, хотя главное применение нашли на тыловых рубежах.

У немцев к концу войны широкое применение нашли открытые безбрустверные железобетонные колодцы, позволявшие вести из них круговой огонь.

Отдельные участки фронта, которые стабилизировались в начале и середине войны, проходили в значительной части по лесисто–болотистым районам. Для этих условий большое разнообразие и развитие получили специальные сооружения. Обеспечение действий стрелковой цепи в условиях Волховского фронта выразилось в виде так называемых «боевых заборов», представлявших сплошные закрытия для войск, огневых средств и в то же время являвшихся противотанковыми препятствиями (рис. 1 и 2).

рисунок 1
рис. 1. Плетневой боевой забор

рисунок 2
рис. 2. Боевой забор из туров

рисунок 3
рис. 3. Блокгауз на одно стрелковое отделение (в болотистой местности)

На рис. 3 представлен тип блокгауза, применявшийся в этих же условиях.

В отношении артиллерии, стреляющей с закрытых позиций, подтвердилась необходимость требуемого предвоенными указаниями глубокого окапывания материальной части и даже устройства для нее покрытых сооружений, как защиты от прямого попадания и особенно от осколков снарядов и авиабомб. Немцы в некоторых случаях устраивали закрытия, обеспечивавшие орудия от раздавливания прорвавшимися в глубину танками наступающего.

Наблюдательные пункты. Наблюдательные пункты не претерпели таких изменений, как огневые сооружения. Как правило, наблюдательные пункты тяжелых типов не применялись даже на командных пунктах командиров соединений. Обычно и здесь почти всегда ограничивались легкими типами. На тыловых рубежах при наличии брони применялись легкие броневые наблюдательные пункты.

Убежища. На войсковых рубежах в большинстве случаев возводились убежища легких типов, что полностью соответствовало боевой обстановке. Применялись противотанковые и противовоздушные щели и ниши, а также землянки с легкими покрытиями, являвшиеся главным образом закрытиями от холода и непогоды.

На рис. 4 показаны типы убежищ из толстого листового железа (толщиной до 70 мм), возведенные немцами на Кременчугском обводе. В широких масштабах применялось сводчатое гофрированное железо, которое даже для условий маневренной войны обеспечивало своевременную готовность убежищ.

рисунок 4
рис. 4. Немецкие убежища с металлическим остовом

На медицинских и командно–наблюдательных пунктах стабилизировавшихся участков фронта применялись убежища больших размеров и с большей мощью закрытия.

Ограниченное применение на войсковых и тыловых оборонительных рубежах нашли подземные сооружения, что в первую очередь надо объяснить небольшим количеством времени, имевшимся на укрепление позиций. Большое распространение они получили при возведении командных пунктов в городах. В городах же широко приспосабливались в качестве убежищ подвалы, имевшие, как правило, сводчатые или железобетонные перекрытия.

Сообщения. Сообщения применялись всех уставных типов: маскированные тропы, ходы сообщения и т. п. При обороне населенных пунктов немцы часто пробивали стены подвалов всех соседних домов, чем и достигали сквозных закрытых сообщений, тянувшихся очень часто на большие расстояния.


Заключение

Мощь и общий характер полевых фортификационных сооружений должны находиться в строгом соответствии с условиями современной маневренной войны, короткими сроками на возведение сооружений, необходимостью преимущественного использования подручных и табельных средств и материалов и широкого использования выгодных для обороны естественных свойств местности.

Устройство фортификационных сооружений в первую очередь должно отвечать требованиям борьбы со штурмовыми подразделениями противника, просачивающимися в глубину укрепленной позиции, блокирующими сооружения укрепленной полосы и овладевающими ими в процессе ближней борьбы, а также подразделениями, поддерживаемыми танками, минометами и самоходной артиллерией, ведущими навесной и настильный огонь прямой наводкой с применением бронебойных, бетонобойных и кумулятивных снарядов.

Маскировка, являющаяся одним из важнейших средств при укреплении войсковой позиции, при недостатке времени, сил и средств дает возможность быстро получить закрытия от наблюдения и обнаружения противником.

При производстве работ по устройству закрытий против прямого попадания пуль, мин, снарядов, авиабомб и т.д. имеющиеся для этого силы и средства, даже в условиях затяжной обороны, обычно не настолько велики, чтобы закрытия оказались способными выдержать длительное воздействие со стороны противника. Только тщательная маскировка этих закрытий увеличит их живучесть.

Наиболее тщательной маскировке должны подвергаться амбразуры и бойницы огневых сооружений, особенно во время ведения огня.

Подвижность современных боевых действий обусловливает широкое применение передвижных броневых сооружений как табельных средств инженерного вооружения (огневых и НП), а также гофрированного сводчатого железа для убежищ и землянок.

Таковы краткие выводы из имеющихся в настоящее время материалов по опыту Отечественной войны в отношении характера сооружений современной полевой укрепленной позиции.


главная || форум || eng || контакты || новое на сайте || ссылки || "черная книга"  

наверх

WebStudio Banner Network

При цитировании материалов сайта указывайте ссылку на www.Kaponir.spb.ru